matoff: (Человек-мемуар)
В 1987 году папа (не Римский, как в предыдущем посту, а мой натуральный, ро́дный папа) позвал нас с Лучей в Москву отметить окончание его научной деятельности. Папа называл эту процедуру "спуск флага". Был он профессором в НИИ психиатрии, звездой геронтопсихиатрии, то есть занимался маразмами, деменциями и сенильными патологиями, которые сулит нам всем счастливая старость. Передний край науки ! Если вы вспомните возраст Политбюро конца 70-ых, то поймёте, что я имею ввиду.
Процедура проводов учёных отработана веками и состоит из 2 частей - чествования, когда все говорят хорошие слова о спускающем флаг коллеге, а сам виновник торжества выступает с речью, в которой описывает, чему он посвятил жизнь, и банкета (гражданская панихида, плавно переходящая в пьянку - так характеризовал процедуру папа). На сами проводы папа нас не пригласил, велел дожидаться его дома за накрытым столом, пообещав, что на банкете он выпьет по-профессорски скромно, а "основные бои пройдут на родной территории". Подмигнув мне, он сказал также, что на чествовании намерен слегка "пошалить". Вот тут мы насторожились. Мы знали, как умеют шалить психиатры.
Лирическое отступление под катом предназначено для детей +40, кто помнит те времена )
В общем, от папиного стремления пошалить на чествовании мы ничего хорошего не ожидали. И не ошиблись. Папа вернулся на час позже намеренного срока и выпил он на банкете не "по-профессорски скромно", а, попросту говоря, насосался, как последний аспирант. Для 1987 года это было необычно - это было время лигачёвской опричнины, когда с пьянством боролись, как с фашизмом, безжалостно и до последнего бойца, когда вырубались виноградники, а магазины "Вино" узнавали не по вывеске, а по длине очередей. Папа довёл наше удивление до восторга, рассказав о чествовании - оказывается, он не стал особо подводить итоги своей научной деятельности, вскользь упоминув, что занимался он всякой ерундой, а всю свою речь посвятил обелению алкоголизма как нового механизма естественного отбора, заменяющего ставший неэффективным в условиях социальных льгот естественный отбор Дарвина.

x_37233426

Эта речь настолько шла вразрез с тем, к чему призывала власть, что закончил он её в полной тишине, а количество участников последующего банкета резко сократилось. "Идиоты, они ничего не захотели понять !"- лютовал крепко пьяный папа в промежутках между требованиями немедленно, тут же за столом, вручить ему Нобелевскую премию, и я внезапно остро и ясно понял, как сильно люблю отца...
И немного о грустном... )
matoff: (Человек-мемуар)
В 1990 году Родина послала меня в Неаполь."Vide Napoli - e poi mori"- сказала мне Родина. Ну я и поехал.Делегатом от порта Таллин на какую-то транспортную конференцию.Тогда так ещё не ездили - я поехал один, меня никто там не встречал, гостиницу я бронировал себе сам через представительство ММФ в порту Неаполь. Я написал на английском доклад "Перспективы Таллина в развитии интермодальных перевозок", Родина нещедро отсыпала мне сиротские командировочные, сердобольная Луча, державшая крутой по перестроечным временам валютный магазин на морвокзале, сунула мне в жилетку 200 левых баксов, и я отправился в Неаполь.
Под катом объясню, при чём здесь папа. )
matoff: (Человек-мемуар)
Ну что, продолжим наш сериал ?

Краткое содержание предыдущих серий

Итак, осенний финансовый жирок давно рассосался, а оставаться в весеннем Владике было совсем непереносимо (скучно, холодно и сыро, ветер дует какой-то дурацкий), поэтому мы с Петрушей заняли на пару месяцев 500 рублей у фарцовщика Пит-Петровича. Бизнес-план возврата этих больших для студентов того времени денег был классическим - "авось, как-нибудь...". Здесь я должен сказать пару слов о Петруше. Выглядел он в те годы как Наполеон в молодости, примерно вот так
Наполеон
только волосы подлинней и потемней, а нос - покрючковатей. Петруше,у которого комната была заставлена бюстиками Бонапарта, сходство льстило, тем более, что над ним довлели два фамильных проклятия: в миру его звали Владимир Ильич, что служило поводом для многочисленных издёвок и, мягко говоря, его сходства с Наполеоном не усиливало, а папа его был Герой Соц.труда, знатный гарпунёр-наставник с китобойной флотилии "Слава". Китобойная эта флотилия 10 месяцев в году беспощадно воевала с китами где-то в Антарктике, а потом, обычно месяц, ремонтировалась в Гонконге, где экипаж и расстреливал свои суточные в валюте. Петрушин папаша получал Геройские суточные и, в принципе, мог из каждого рейса привозить себе по паре автомобилей, но он был чужд заморским соблазнам и вёз на Родину надёжные, как швейцарские франки, рулоны гипюра и кримплена, тюки мохера и прочий полуфабрикат. Словом, с раннего детства Петруша в собственном доме толкался среди барыг, фарцовщиков и цеховиков, что позволило ему к моменту, о котором идёт речь, намного обогнать Наполеона по авантюризму и полезным связям.
Что-то развезло меня на пролегомены. Вернёмся к теме! )
matoff: (Человек-мемуар)
С Системой я столкнулся один раз в своей жизни, и было это в университетские годы. Это было время хиппи и расцвета рок'н'рола, но если к року отношение власти было однозначно негативным, то с хиппи у государства наблюдалось лёгкое шизофреническое раздвоение восприятия - на Западе хиппи были прогрессивной молодёжью, боровшейся с войной во Вьетнаме и загнивающим капитализмом в целом, а в Союзе - тунеядцами, мешающими строить светлое царство добра и справедливости.

Marx

В общем, гнобили, но не больно, что делало движение особо привлекательным у советского студенчества. Ну и я, конечно, не избежал: ходил патлатый, в широких ярко-зелёных вельветовых брюках, расписанных иероглифами, и "индейском" цветастом муслиновом шейном платке, а в изголовье кровати у меня висел плакатик с популярным тогда у американских хиппи лозунгом "Бог есть, ему просто негде запарковаться". Всё как у людей, короче...
Так бы оно и катилось себе валиком... )
matoff: (Человек-мемуар)
Немного предыстории.Весной 1973 года, в конце своего второго курса на востфаке, я внезапно остался один в шестиместной комнате общежития - старшекурсники, с которыми я жил в этой комнате, разъехались на практику, а у нас была длинная сессия...в общем, остался я один. Мне тогда только что исполнилось 18 лет, я уже имел право жениться и намеревался злоупотребить этим правом на опустевшей жилплощади. Короче, ощущение невыносимой свободы охватило меня, что и нашло своё художественное воплощение в созданной мной из подручных средств композиции, которую сейчас назвали бы концептуальной инсталляцией. Состояла она из самодельного плаката "Анархия - мать порядка" - примерно вот такого
Anarchy
и портрета Сталина, на который был повешен развёрнутый, как боевое знамя, гондон. В тот же вечер состоялась иннаугурационная вечеринка, которая закончилась в 3 ночи тем, что, исчерпав запасы алкоголя, я с двумя студентками журфака выбежал из комнаты и разбудил всю общагу знаменитым кличем Мальчиша-Кибальчиша "Эй, вставайте, пришла беда откуда не ждали !" Утром ко мне зашёл староста этажа Гера-малаец по кличке "Тук-тук".Благосклонно выслушав принесённые мной формальные извинения, он окинул цепким малайским глазом мою концептуальную инсталляцию и молча удалился. А через 2 часа меня прямо с семинара дёрнули к декану.Моя инсталляция была уже там, развёрнутый гондон резко диссонировал с антуражем кабинета и возмущал моё эстетическое мировосприятие. Наш декан Коневский по кличке "Конь", которому по факультетской традиции выпускной курс каждый год оформлял подписку на журнал "Коневодство", посмотрел на меня налитым глазом записного сталиниста и почти нежно спросил:"Ты что, сынок, бесповоротно охренел, что ли ?" Была в его голосе нехорошая ласковость, так чешут за ухом хряка ("Борюсик, Борюсик...") перед забоем... Впрочем, сам декан разбираться со мной, мелкотой-второкурсником, не стал и передал меня для экзекуции парторгу факультета китаисту Петрасу Петровичу Пилдеговичу по прозвищу Пилда́ или (реже) - Латышский стрелок (внимание, мы подходим к сути загогулины!). Со слов однокурсников-китаистов я знал, что у него маленький, вечно болеющий сын, от связанного с этим недосыпа Пилда легковозбудим, слабопредсказуем, склонен к садизму. И действительно, в течение 30 минут он вбивал в мою больную с похмелья голову мысли о том, что Сталин - это победа Советского народа в войне, построение индустриальной базы развитого социализма, и именно на эти исторические достижения я и повесил свой гондон. А призывы к анархии - это вообще за гранью в эпоху, когда вся страна мобилизуется на выполнение решений очередного партсъезда. Тут сушняк стал совсем непереносим, и я, твёрдо глядя ему в глаза, заметил, что анархия, по моему мнению, это когда партия говорит одно, а члены партии - другое, что решений 20-го сьезда, осудившего культ личности Сталина и приписывание ему всех достижений партии и народа, никто не отменял, а если ему известны партийные документы, дезавуирующие выводы 20-го съезда, то я прошу меня с ними ознакомить. Почуяв во мне достойного демагогического бойца и посмотрев с уважением, Петрас Петрович от меня отстал, я отделался всего лишь выговором с предупреждением об отчислении. До окончания востфака я получил ещё 6 таких выговоров, но этот был первый, почему я и запомнил эту историю...
А теперь, собственно, сама загогулина )
matoff: (Человек-мемуар)
1962 год...Мне 7 лет, мама улетела на летнюю сессию в ГИТИС и оставила меня у дяди. Вечер, дядя - режиссёр делающего первые шаги телевидения, как всегда, на работе (видеомагнитофонов ещё не придумали, всё идёт в прямом эфире), и его дочь, моя двоюродная сестра девятикласница Галка берёт меня с собой в соседний двор на танцы. Какой ослепительной красавицей кажется мне она в белом облегающем платье без рукавов, в туфлях-лодочках, с высокой "бабеттой" на голове, в самодельных бусах из покрытых лаком персиковых косточек ! В соседнем дворе живёт Галкин одноклассник Серёжа, который всё время передаёт через меня записки для Галки, так что это не только танцы, но и свидание.
"Ну что, пошли ?"- говорит мне Галка, счастливо и застенчиво улыбаясь.
И мы идём... )
matoff: (Человек-мемуар)
Так получилось, что в школьные годы я слушал куда более продвинутую музыку, чем потом, в универе. Мама моя заведовала культурой в краевой хабаровской газете, и вокруг неё вечно тёрлись какие-то хиппи, непризнанные гении-режиссёры и художники, убранные на Дальний Восток из Питера и Москвы подальше от начальственных глаз...
Вот они в Хабаровске и тусовались... )
matoff: (Человек-мемуар)
В глубоком детстве, учась на востфаке, был я членом редколлегии факультетской стенгазеты. К моменту, о котором хочу вспоминать, я подвергался лёгким репрессалиям за свою статью, уже почти стоя в одной шеренге с Даниэлем и Синявским. Повод был мелкий. Дело было весной, а летом на Окинаве в г.Наха открывалась всемирная выставка "Экспо", и студенты с нашего востфака должны были ехать туда гидами на 2 месяца. В годы железного занавеса это было аналогично предложению в наши дни купить "Газпром" на сдачу от пива...Короче,шла острая конкуренция за попадание в список счастливцев, и мы в газете написали о критериях отбора на эту поездку. Ну да, были там вольнодумные намёки на Компанию Глубокого Бурения, как в те годы назывался в народе КГБ, но не это возмутило декана - его вывел из себя заголовок, который, кстати, был абсолютно безобидным - "Кого послать в Наху ?"...
дальше было хуже... )
matoff: (Человек-мемуар)
После того, как я написал пост про Такеду ,я решил написать посты про всех, кого я считаю своими учителями, но жизненные обстоятельства (лень) долго не давали мне это сделать. Сегодня я возвращаюсь к этой теме, всем ДДОС назло. Начать я решил с Алекса Буххаммера, может быть не самого важного, но, безусловно, самого яркого из моих учителей.
WARNING ! Многамногамногабукф ! )
matoff: (Человек-мемуар)
На песни Щербакова меня подсадила моя подруга Танюшка.Это вообще её стиль - откопать что-то новое и заразить зтим новым всех своих друзей.Знаете, есть такой тип питерских девчонок, одинаково уверенно чувствующих себя на дипломатическом приёме, интеллектуальном диспуте или в чужом парадном с бутылкой портвейна ? Не встречали ? Сочувствую.Вот Танюшка - именно такая, несмотря на её обманчиво-монашескую внешность.
Read more... )
matoff: (Человек-мемуар)
Везло мне в жизни на учителей ! Вот вам пример – Такеда-сенсэй. У нас на востфаке он преподавал старшекурсникам разговорный японский. Сам он незадолго до нашего поступления приехал в Союз из Японии, женившись на довольно коровистой блондинке, единственным достоинством которой был пятый номер бюста. Получив в жёны грудастую блондинку, то есть достигнув идеала матримониальных устремлений любого японца, Такеда жене не изменял, хотя наши девочки перепробовали на нём все способы обольщения – от томного полушёпота до сдачи норм ГТО по прыжкам из трусов. Было ему тогда лет 35, был он за метр восемьдесят, до холёности ухоженный, пахло от него не сельдями и табаком, а мужским «Сисейдо»...плейбой, да и только !
Вот единственная имеющаяся у меня фотография Такеды, сделанная ещё в той, японской его жизни, когда он, вероятно, подрабатывая в студенческие годы, снялся в рекламе «Кока-колы».
Он справа, впрочем, других японцев там нет, узнаете... )
matoff: (Человек-мемуар)
Стихи я начал писать в четыре года. Как начинающий поэт я был необычайно удачлив – мои первые стихи вскорости после написания были напечатаны тиражом в 200 000 экземпляров и вызвали заинтересованное обсуждение в обществе...
Дело было так... )
matoff: (Человек-мемуар)
WARNING !
Беременным девушкам по имени Мария, кормящим матерям с детьми до 26 лет, фантазёрам, склонным к эпилепсии, этот пост лучше не читать. Остальным - тоже.
Хотя.... )
matoff: (Человек-мемуар)
ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА.
Я с Бентковским по Скайпу общаюсь. Провожу беседы психотерапевтической направленности, а то в последнее время его что-то трясёт от этой Японии (правда, когда о Фукусиме говорит - светится весь!)...Бентковского некоторые мои истории возбуждают, и он требует, чтоб я их обнародовал.Чтобы не волновать больного друга, я ему это обещал. А, надо сказать, я к своим обещаниям отношусь с трепетом - я их храню в сухом тёмном месте, берегу от сырости и извлекаю на свет Божий только по большим праздникам. А праздника, большого ПРАЗДНИКА, душа просит постоянно...
Так что некоторые истории, пожалуй, обнародую. Встречайте первую ! )
matoff: (Default)
Эпиграф:
Mama, here's the postcard to let you know
I'm in a saltmine, I'm looking for coal...
Nazareth "Shanghai'ed Shanghai"


Как мы приблудились друг к другу – память не сохранила. По ощущениям – Рома Швецкий просто возник у меня в оффисе в Гамбурге и сходу предложил замутить выгодное дельце. Шёл 93-ий год, я с двумя друзьями только запустил свою фирму и от потенциальных клиентов ещё не отбивался. Длинные соломенные волосы, круглые очёчки а-ля Леннон, балахонистый велюровый пиджак, туфли, выглядевшие на тысячу долларов, но стоившие пять тысяч – в суровом и простом, как удар кастетом, мире угольных трейдеров Рома Швецкий напоминал скрипача из Гнесинки, случайно забредшего в распивочную у Савёловского вокзала.
Представился он финансистом из Лондона, который дал шахте кредит и теперь, в силу невозможности получить долг деньгами, просит продавать уголь шахты, а деньги перечислять ему в счёт погашения долга. Обычное тогда дело. Представил он мне Андрея, шефа фирмы, которая должна была координировать поставки, мы подписали контракт и погнали...Сумма была небольшая, 5 или 6 лимонов, в год планировали управиться, но Рома, хоть все дела я вёл с Андреем, прилетал из Лондона довольно часто. По-моему, мы просто понравились друг другу, а мою Лучу он и вовсе очаровал своим пристрастием к розовому «Дом Периньону» и байками типа:
«Лечу на «Конкорде» из Ямайки в Лондон, в соседнем кресле сидит Мик Джаггер. Разговорились. Он спрашивает, чем, мол, занимаешься. Я, говорю, финансист из Сити, а Вы чем занимаетесь ? Нашёл, что спросить у Джаггера ! Вот мудак я, правда, Лена ?»
Read more... )
matoff: (Default)
Тут по итогам предыдущего поста разгорелась дискуссия про пиво/водку и сельдей. Сейчас расскажу, откуда ко мне прицепились эти сельди.
После окончания универа попал я по распределению в Дальневосточное пароходство. Поскольку просто так работать было скучно, мы там вскорости замутили молодёжный клуб и стали проводить дискотеки, приглашать во Владивосток разных интересных людей...Так я познакомился с Визбором.Мы ему устроили пару концертов, но самый вкусный момент был в посиделке для своих,под водочку и камчатского краба, когда он пел песни, не предназначенные для эстрады. Я до того Визбора не очень любил, все эти палатки, костры..."милая моя, солнышко лесное"...не дотягивал я, в общем, по части лесной романтики. Но на посиделке пел он совсем другие песни, тут-то я на него и запал...Потом я уехал в Таллин и,уже работая в Таллинском порту, решил ещё раз замутить концерты Визбору. Я тогда был комсоргом, было у меня 26 ядрёных комсомолок в отряде, пусть, думаю, попоёт Юрий Иосипович моим девицам на посиделке типа Владивостокской, может осядет у них в голове что-то толковое. Свой телефон Визбор обычно не давал, он вечно был в разъездах, вся связь шла через его дочь от первого брака. Ну, я и позвонил. Так и так,говорю, Таня, я с Вашим папой по Владивостоку знаком, вот хотел бы пригласить его в Таллин..."Папа позавчера умер!"-ровным голосом ответила она мне и повесила трубку. Наверно, я был тысячным, кому она сказала в прошедшие два дня эти простые невозвратные слова, потому так ровно звучал её голос...
Романтические песни Визбора я с тех пор так и не смог полюбить, а вот песня с пресловутыми пивом и сельдями осталась в голове.Послушайте, она очень жизнелюбивая, как и сам Юрий Иосипович Визбор. Был и есть.

matoff: (Default)
Японская поговорка «Дзюунин – тооиро» дословно означает «десять человек – десять цветов» и используется как аналог русского «на вкус и цвет товарищей нет». В заголовок она попала из-за присущей мне тяги к понтам и в качестве помощи любящим всё японское самоучкам. На самом деле, вкусы всех людей зачастую совпадают. Например, мы все любим то, чего нет у нас, но есть у других. Те, для кого этот мой пост не первый, уже знают, что сейчас пойдёт байка из жизни...
Правильно.
Read more... )
matoff: (Default)
Представьте себе, что вам надо учить английскому языку японистов, которые к тому же ещё и китайский учат. Ощутите насмешливые мысли учеников – «Ну, чем ты меня хочешь удивить?»...Представили ? Так вот, был у нас на востфаке преподаватель английского – некто Шапиро. Вообще-то, он был завкафедрой английского языка Дальневосточного госуниверситета, а нам преподавал для общего тонуса и ощущения полноты жизни. Кроме того, он дружил с нашим деканом и, закончив пару, заходил к тому в кабинет на полчасика...Секретарша декана на это время эвакуировалась в библиотеку, а из кабинета декана даже через закрытую дверь вскоре начинало так шибать коньяком, что старшие курсы замедляли шаг, вожделея очередного Степана (стипендии, по вашему).
Ходил Шапиро всегда в сером костюмчике за 70 рублей и очках-пенсне a-la Берия, кроме коньяка интересов у него было немного, но общее отношение к нему было уважительное, поскольку по-английски он говорил как англичанин и в душу к студентам не лез, обращаясь к ним на «Вы» и по имени-отчеству.
Летом, во время интуристовской практики, в межсекторе Хабаровского аэропорта я внезапно увидел нашего Шапиро, отрешённо сидящего на диванчике зала ожидания в позе бедного родственника на богатой свадьбе.Межсектор был тогда одновременно и VIP-залом для партейцев, поэтому цены в баре поражали демократичностью (бутерброд с чёрной икрой – 18 копеек, фужер коньяка – 70 копеек и т.п.). А я ещё и прикормил барменшу, постоянно даря ей полученные от японцев на прощание колготки, жуткий дефицит по советским временам...в общем, через 5 минут мы уже беседовали с Шапиро за жизнь, вернее – говорил он, а я сновал между нашим диванчиком и баром, как подносчик снарядов на противотанковой батарее под Прохоровкой. И тут я узнал, что он приехал встречать брата, прилетающего из Анкориджа, что брат его - ведущий продюссер голливудской «Коламбиа Пикчерз»(я потом проверял по фильмам 70-ых годов – каждый второй фильм "Коламбии" действительно был спродюссирован Шапиро),и что брат прилетает делать очередную попытку забрать нашего Шапиро к себе в Лос-Анджелес, да только зря всё это, никуда наш Шапиро не поедет, жизнь прошла тут, в СССР, тут друзья, интересная работа...
Потом прилетели мои японцы и, сгоняя их, ошалевших от суровой советской таможни, в компактный табунок, я только краем глаза увидел встречу братьев.
Холёный голливудский Шапиро, вышедший из таможни с секретаршей и мордоворотистым топтуном, неловко обнял нашего Шапиро в его костюмчике за 70 рублей, положив ему на плечо вздрагивавшую то ли от смеха, то ли от плача голову....
Потом я уехал с Дальнего Востока и уже в Эстонии впервые услышал это выражение – «Два мира – два Шапиро». Говорят, его придумал известный московский острослов, когда пошли массовые выезды в Израиль, и наша пресса не скупилась на чёрные краски, описывая жизнь за бугром. Может быть и острослов, но у меня своё мнение о происхождении этой поговорки....
А разве я не прав ?


Снято ещё до нашего поступления на востфак. Молодой тогда Шапиро сидит третьим слева в первом ряду, а рядом с ним, четвёртым слева - его друг и наш декан Каневский, по кличке "Конь", любивший начинать разговор с провинившимся студентом со стандартного вопроса:" Ты что, сынок, бесповоротно охуел, что ли ?" Отец родной !
matoff: (Default)

Дело было в конце 90-ых. Мы с партнёром прилетели в Лондон и поехали заселяться в «Хилтон Парк-Лэйн», возле Гайд-парка. Подъехав, мы поняли, что приехать инкогнито в этот раз не получилось, поскольку вся площадка перед гостиницей была забита машинами с названиями газет и фургонами телеканалов. На нас, однако, никто не обратил внимания, мы спокойно зашли в вестибюль и принялись у стойки заполнять регистрационные формы.
Регистрационные формы в английских гостиницах не менялись, наверно, с викторианских времён, сохранив язык Шекспира и Бэкона в первозданном виде, и когда я окончательно запутался во всех этих „herebelow, whereof...“,то решил, по старой памяти, списать у здорового бугая, который заполнял такую же карточку рядом со мной. Правда, списывать я перестал сразу же, как прочёл в его формуляре имя и фамилию бугая – там значилось Kim Bassinger.
Окинув его ладную двухметровую фигуру оценивающим взглядом, я хрипло поинтересовался:
- Ты, что ли, Ким Бэссинджер ?
- Не-а, я только форму заполняю, а она – вон там ...,- меланхолично ответил он, махнув рукой куда-то за плечо, отчего меня обдал лёгкий ветерок. Сам он в это время уже мучительно размышлял над последним пунктом анкеты – «Own signature» - поэтому я перестал ему досаждать и глянул в указанном направлении. Я увидел штук 40 повёрнутых ко мне задниц и склонённых спин, окруживших диванчики в холле. Периодически эта толпа освещалась изнутри фотовспышками, отчего вся конструкция напоминала готовый к извержению вулкан, название которого не повторит даже придумавший его алкоголик. Подходить туда было страшно, и я, сдав формуляр, убрёл в свой номер....
Ну и к чему весь этот бред ? – спросите вы. Да так, просто некоторые мои друзья живому человеческому впечатлению предпочитают документальные подтверждения и письменные свидетельства (смотри комментарии к посту КУРОСАВА http://shahmatoff.livejournal.com/3189.html). Именно им я могу с чистой душой сказать, что был знаком и разговаривал с Ким Бэссинджер.
И главное, крыть-то нечем, ага ведь, Бентковский ?
matoff: (Default)


С Куросавой я случайно встретился в международном секторе Хабаровского аэропорта. Интересное тогда это было место – межсектор Хабаровского аэропорта ! Все советские звёзды проездом в Японию делали остановку на день-другой в Хабаровске для акклиматизации, а потом улетали в Ниигату. Все они, ожидая самолёта, были разговорчивы и приветливы, и для студента-практиканта из «Интуриста», ждущего очередную группу, были сущим кладом. Помню, с гениальным пианистом Святославом Рихтером мы говорили о рок’н’ролле. Он считал, что по «эмоциональному скудоумию» (оцените термин!) ближе всех народным массам группа «Nazareth“ и предрекал ей большое будущее..
Так я – о Куросаве. Он сидел в зале ожидания спиной ко всем, но я узнал его отражение в оконном стекле и подошёл. Уже потом я прочитал, что в это время он снимал «Дерсу Узала» с Соломиным, а тогда это было абсолютно неожиданно. Выглядел он совершенно замотанным, сидел с закрытыми глазами...
«Куросава-сенсей !,- сказал я проникновенно, тщательно выбирая наиболее изысканные грамматические обороты вежливости, - позвольте выразить своё восхищение тем, что через самое массовое искусство – кино – вы делаете изысканную японскую культуру доступной даже для неграмотных людей во всём мире...».
Он тихо прервал меня, не открывая глаз : « Пожалуйста, не предлагайте мне водки. И позвольте мне хотя бы 10 минут просто посидеть с закрытыми глазами. Спасибо.»
Японское «аригатоо», а точнее – «аригатай», в дословном переводе означает « мне трудно», «я в затруднении»...Мастер и здесь предельно точно нашёл нужное слово...
Именно водки я и хотел предложить после слов восхищения, но, услышав его ответ, просто тихо ушёл, даже не сказав «до свидания» - так отходит нагловато-претенциозный начинающий художник от впервые увиденной «Джоконды», внезапно поняв, что он – никто.И хотя по японским меркам меня попросту грубо послали, я ещё долго пребывал в состоянии тихого просветления – состоянии, которое никто из знавших меня тогда никогда бы не рискнул ко мне примерить.
Великий.....
Page generated Jul. 25th, 2017 08:41 am
Powered by Dreamwidth Studios